Превращения Сатурна или В защиту Меланхолии

Главного небесного вредителя сегодня вспоминают чаще, чем обычно – и в связи с наступившим новолунием в квадрате с ним, и из-за уже давно висящего над нами стеллиума в Козероге, и в ожидании Великого Соединения, запускающего новый 200-летний цикл (эпоха Воздуха, о которой я писал здесь https://astromenu.com/great-conjunction).

Но «вредительство» Сатурна – не абсолютная истина. Отношение к сатурнианским качествам менялось со времени утверждения вавилонского естествознания и халдейской астрологии до наших дней, иногда очень существенно, вплоть до противоположных оценок (в этой связи «мягкая» идеология Нью Эйдж, на которую опираются многие современные астрологи, выглядит лишь бледной тенью гуманистических сдвигов в философии эллинизма и опирающегося на нее раннего христианства).

Условно говоря, халдеи были «державниками», вроде нынешних китайских коммунистов, светлые гуманистические идеалы были им чужды, Сатурн в их интерпретации был предельно суров, а прогнозы делались, в основном, мунданные. И хотя первые натальные карты были вавилонского происхождения, по-настоящему натальной астрологией занялись греки. Опираясь, разумеется, на уже сформировавшуюся философию своего времени (точка отсчета для того, что мы теперь называем европейскими ценностями, в частности, для индивидуализма, «человекоцентричности» социального устройства и концепции прав человека в далеком будущем).

фон Триер. СатурнЛарс фон Триер на съемках Дома, который построил Джек и транскультурная сатурнианская символика 

Меланхолия и Сатурн

Мрачный Сатурн

Происхождение слова Меланхолия восходит к древнегреческой медицине и к учению о 4-х гуморах Гиппократа, укладывающегося в античную математическую модель, объясняющую мироустройство в целом. Опиралось это учение на халдейское (вавилонское) естествознание, где каждая планета-управитель стихии, в свою очередь, курировалась непосредственно богами. Управителем одного из «кирпичиков мироздания» - Холода и Сухости - (и Черной Желчи-меланхолии) был Сатурн.

Изначально Сатурн был связан с земледелием, также демон-покровитель планеты Сатурн согласно вавилонянам был связан со свинцом, черным ониксом и с такими качествами как старость, смерть, распад, завершение, но одновременно и с мудростью и сосредоточенностью.

Позднее у греков Кронос отождествлялся с крайне неприятным персонажем, противостоящим олимпийским богам, детоубийцей, оскопившим своего отца и сосланным в Тартар, но впоследствии примирившимся с Зевсом и ставшим правителем Островов Блаженных, где живут только мертвые и где страданий больше нет. Параллельно эта фигура слилась с Хроносом, божеством времени – и так закрепилась еще одна важнейшая ипостась Сатурна – Отец Времени.

 

Реабилитация

В более позднем, эллинистическом, периоде античности отношение к меланхолии стало меняться. Так, Аристотель уже описывал меланхолический темперамент едва ли не в восторженных тонах: «все те, кто прославился в областях философии или управления государством, равно же в поэтическом или каком ином искусстве, - самым явственным образом подвержены меланхолии».

Неоплатоник Плотин вообще считал, что Сатурн, управитель меланхолии, превосходит всех богов не только по старшинству, но и по интеллекту, и стоит ближе всех к источнику жизни. Интересна его трактовка жутких криминальных наклонностей Сатурна (на зависть сегодняшним гипер-политкорректным интерпретаторам): «Кронос, мудрейший из богов, произошел прежде Зевса и пожрал своих детей; тут под Кроносом следует разуметь Ум, который все рожденные идеи в себе же содержит и полон ими». Как видим, уже никакого натурализма и детоубийства, с каждым днем сатурнианская символика все светлее и даже веселее, не побоимся этого слова).

 

Снова мрак

Христианское средневековье вообще не баловало народ жизнерадостностью и оптимизмом, а в отношении меланхолии было совсем категорично. Самая мягкая из формулировок - зловещее безумие волею Всевышнего. Также все меланхолическое теперь ассоциируется с первородным грехом, земными страданиями, с мраком и гибелью. В лучшем случае это кара господня, которую следует осмыслить, принять и смиренно нести до смерти. В принципе, нетрудно уловить отголоски этих настроений и в современных трактовках христианства некоторыми иерархами церкви (дай бог им здоровьячка) – все очень-очень плохо, мы рождены, чтоб Кафку сделать былью, разум греховен по определению, интеллектуальность это такой вид ругательства, смерть это лучшее, что нас ожидает в жизни.

Меланхолия. Дюрер

Меланхолия Альбрехта Дюрера 

Ренессанс

Снова к свету – чувствуется Сатурн в Водолее и Луна в Козероге у Марсилио Фичино, католического священника (вы не поверите, но да), астролога, философа-гуманиста, поклонника и продолжателя идей Платона, популяризатора Гермеса Трисмегиста и автора Марсельского Таро (это не шутка). Именно с его подачи началось переосмысление интеллектуальной элитой того времени роли разума, личности человека как таковой и ее талантов. Теперь меланхолический темперамент снова в фаворе и даже входит в моду и в популярную культуру. Говоря сегодняшним языком, Дева Меланхолия и ее папа Сатурн – это реально круто, это знаки принадлежности к избранным. Меланхолические проявления – двойственны, и Фичино с его учениками и последователями ставят акцент на пусть и непростых, но завораживающе-притягательных сатурнианских качествах. Лекарства от смерти не существует (memento mori!), но пока мы живы, у нас еще остается немного времени, чтобы без страха рассмотреть, что происходит на самом деле по эту сторону границы жизни и чем является эта граница – ведь ничего интереснее в мире нет.

 

Что мы можем вынести из наследия Ренессанса в контексте переосмысления меланхолии, и что зачастую нами забывается или игнорируется. 

При всех известных и часто опасных недостатках Холода с Сухостью, именно меланхолия покорила интеллектуальные вершины и проникла в глубины бессознательного, связав их воедино. Связь Сатурна и меланхолии с гениальностью – бесспорна (насколько легко живется гениям – это уже другой вопрос). Мудрость и непопсовая мистика – это Сатурн. Способность к катарсису – это Сатурн. Интеллектуальная смелость (иногда – на грани или за гранью безумия) в сочетании со стойкостью, честностью и целеустремленностью – тоже меланхолия/Сатурн.

Важно знать – не Нью Эйдж и его современные ответвления, а именно Ренессанс и его переосмысление эллинистического интеллектуального наследия показали нам возможности свободы воли в тотально детерминированном мире. Мы никуда не выйдем за рамки нашей натальной карты (судьбы), но в этих рамках содержится гораздо больше альтернатив, чем может показаться пессимистам (стакан наполовину полон?). Фичино, возможно, первым из известных философов экспериментальным путем пришел к выводу, что негативные и опасные потенциалы натальной карты (хорошо быть и философом, и астрологом одновременно) можно осознанно трансформировать в позитивные проявления тех же астрологических констелляций в реальной жизни. Причем речь не о модных на то время астро-талисманах, а об изменении образа жизни. «Несчастливые» конфигурации и акцентированные «вредители» могут быть не только причиной несчастий, но и особым даром, бесценным эксклюзивом, хотя и не обещающим расслабленного комфорта. Особенно если не гнаться за популярностью – хвалу и клевету приемли равнодушно, и будет тебе индивидуальное счастье. Как говаривал основатель и вокалист Motörhead – я не страдаю от своего безумия, я наслаждаюсь каждой его минутой.


Что почитать-посмотреть меланхоликам и сочувствующим долгими осенне-зимними вечерами, чтобы глубже вникнуть в тему

«Культ Меланхолии и "сатурнианство" в западноевропейской образности ранненового времени», Д.Король, доцент кафедры культурологии НаУКМА. Очень интересная работа не только с культурологической точки зрения (отчасти вдохновила меня на написание этой заметки). Есть в сети.

«Гамлет» Шекспира.

«Музей невинности» Нобелевского лауреата Орхана Памука – лабораторно чистое сатурнианство и меланхолия (впрочем, как и большинство его романов). Психиатрическим подзаголовком я обозначил его – Любовь на фоне биполярного расстройства. Прелесть книги в том, что в начале чтения меланхолик думает – о боже, да у меня все еще не так плохо. А в конце с ужасом узнает свои черты в главном герое.

Что посмотреть

Самое простое – загуглить гравюры Дюрера и медитировать на них. Очень помогает, когда отопление еще не включили, а шансы дожить до весны уже кажутся призрачными.

Также можно сравнить работы его предшественника и вдохновителя Джулио Кампаньолы «Сатурн» и «Астролог» и обнаружить, что изображенные персонажи – не просто близнецы-братья, но практически одно лицо (весьма поучительно).

Смотреть можно также всего Триера, но его «депрессивную трилогию» - в первую очередь (Антихрист, Меланхолия, Нимфоманка). Закрепить пройденное можно последним фильмом «Дом, который построил Джек», и жизнь больше не покажется вам трудной и плохой.

Тарковского (которого упомянутый Триер считает своим учителем) – тоже всего, особенно если рассматривать меланхолию через призму аристотелевого «божественного исступления».

«Седьмая печать» Бергмана - с нее даже лучше начать.

А между ними можно переключаться на пересмотр Доктора Хауса – вот уж где шикарный сатурнианский трикстер.

Что слушать

В принципе, сатурнианской музыки – пруд пруди, меланхолики постарались, на любой вкус - от Баха до «серьезного» арт-рока и современных качественных интерпретаций народной музыки.

А начать можно с «Melancholy Man» Moody Blues. Старожилы вспомнят школьные дискотеки, а кто не вспомнит, тот представит, как начинались 70-е, очень наивные с сегодняшней точки зрения, но зато искренние.

Поделитесь ссылкой на эту статью:

 

 

Подпишитесь на обновления АСТРОМЕНЮ в удобной для вас форме:

Рекомендуемые материалы